Фамилии польского происхождения

  • 1. Общие замечания
  • 2. Типичные суффиксы
  • 3. Отличительные признаки польских фамилий

1. Общие замечания

В русской ономастике фамилий польского происхождения значительно меньше, чем белорусского или украинского, и ассимиляции они подверглись в значительно меньшей степени. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, территория Польши была аннексирована в состав Российской империи сравнительно поздно — в 1795 г., и находилась в её пределах немногим более века — до революции 1917 г. Во-вторых, высокоразвитая культура, сильное национальное самосознание и другая, римско-католическая, церковь создавали серьёзные препятствия на пути ассимиляции. И наконец, латинский алфавит польского языка сильно осложнял русификацию польских фамилий по сравнению с белорусскими и украинскими, которые в отдельных случаях наряду с латинским имели и кирилличный вариант написания. Известно, однако, что значительное число литвинских помещиков к моменту первого и второго раздела Речи Посполитой в культурном отношении были ополячены и их сполонизированные фамилии могли войти в русскую ономастику в более ранний период. Некоторые из них были украинизированы еще до вхождения Украины в состав Российской империи. Белорусские и украинские фамилии подвергались полонизации не только из-за того, что в период существования Речи Посполитой польская культура доминировала в Литве, но и по естественной причине – с конца XVII века вся система государственного делопроизводства была переведена на польский язык. Поскольку между польской, литвино-русинской (белорусской) и русинской (украинской) этническими группами постоянно происходил взаимообмен фамилиями, то теперь порой трудно и даже невозможно четко разграничить их происхождение, особенно когда мы сталкиваемся с фамилиями на -ский и на -ович.

2. Типичные суффиксы

В фамилиях польского происхождения два типичных суффикса: -ский/-цкий и -ович/-евич.

Суффикс -ский/-цкий — самый распространенный. Его польская нерусифицированная форма — -ski/-cki. Изначально фамилии с этими суффиксами принадлежали шляхте и образовывались от названия владения. Такое происхождение придавало фамилиям на -ski/-cki социальную престижность, в результате чего данный суффикс искусственно распространялся в низших социальных слоях, утвердившись в итоге как преимущественно польский ономастический суффикс. Этим объясняется и его популярность внутри других этнических групп, проживавших в Речи Посполитой, — белорусов, евреев и украинцев. Следует отметить, что белорусским, еврейским и украинским фамилиям на -ский/-цкий свойственно польское ударение на предпоследнем слоге. Та же тенденция отмечается и среди русских фамилий, ведь, очень немногие из старых русских аристократических фамилий сохраняют ударение не на предпоследнем слоге, например, Вяземский и Трубецкой.

Другой типичный для польских фамилий суффикс — -ович/-евич, в польском написании -owicz/-ewicz. Интересно отметить, что он не польского, а литвино-русинского (белорусского) происхождения. Исконно польской формой этого суффикса была -owic/-ewic. Если фамилии на -ski/-cki рассматривались в основном как шляхетские, то социальное звучание фамилий на -owic/-ewic имело рейтинг гораздо ниже.

В Литве же, напротив, шляхта издавна носила фамилии на -ович/-евич (по-украински произносились как [-овыч/-евыч]). Когда после Люблинской унии 1569 г. привилегии польской шляхты распространились также на литвинских феодалов, суффикс -owicz/-ewicz, наряду с суффиксом -ski/-cki, стал указывать на благородное происхождение и быстро вытеснил польский суффикс -owic/-ewic. Последний социально дискредитировал себя ещё тем, что во многих польских диалектах произносилось c [ц] вместо cz [ч], принятого в литературном языке, и по сравнению с суффиксом -owicz/-ewicz суффикс -owic/-ewic стал расцениваться как диалектный, "простонародный" и, следовательно, социально низкий. Начавшееся в XVI в. распространение суффикса -owicz/-ewicz привело к тому, что в 1574 г. в польской дворянской фамилии суффикс -owic/-ewic был зафиксирован в последний раз.

Таким образом, польские фамилии на -owicz/-ewicz делятся на три группы:

  1. Ассимилированные украинские фамилии типа Doroszewicz, Juchnowicz, Klimowicz, Stepowicz.
  2. Ассимилированные белорусские фамилии типа Fedorowicz, Mickiewicz, Sienkiewicz, Stankiewicz.
  3. Исконно польские фамилии типа Antoniewicz, Bartoszewicz, Grzegorzewicz, Jędrzejewicz, Szczęsnowicz, Wąsowicz.

Но во многих случаях невозможно установить, откуда на самом деле происходят такие фамилии на -owicz/-ewicz, как, например:

Bobrowicz < bóbr ‘бобёр’
Pawłowicz < Paweł
Janowicz < Jan
Tomaszewicz < Tomasz

Все эти фамилии, естественно, имеют обычное для польского языка ударение на предпоследнем слоге. Несмотря на непольское происхождение суффикса -ович/-евич, польское влияние на фамилии с этим суффиксом было столь сильным, что теперь во всех без исключения исконно белорусских и украинских фамилиях на -ович/-евич представлено польское ударение.

3. Отличительные признаки польских фамилий

Несмотря на сильную взаимосвязанность белорусских, польских и украинских фамилий, имеется ряд фонетических черт, указывающих на безусловно польское происхождение. Приведённые ниже фамилии даются в обычной русифицированной форме и в русском написании, соответствующая польская форма даётся в скобках. Последняя часто происходит от названия местности (оно здесь не приводится), для которого даётся изначальная этимология.

Отличительные польские фонетические признаки следующие:

  1. Перед e, i и в некоторых других позициях r в результате палатализации дает звук, который в польском передается сочетанием rz. Этот звук, в зависимости от предшествующего согласного, произносится как [ž] или как [š]. Польское написание rz в русифицированных фамилиях передается как рж, реже рш или ш (после глухого согласного, обычно к или п). Это контрастирует с этимологически связанными исконно белорусскими или украинскими фамилиями, которые показывают простое р. Примеры:
    Вержбицкий (Wierzbicki < wierzba ‘верба’); бел. Вярбіцкі; укр. Вербицький
    Закржевский (Zakrzewski < za ‘за’ + др.-пол. kierz, род.п. krza ‘куст’) имеется также позднейшая русифицированная форма Закревский;
    Звержховский (Zwierzchowski < zwierzch ‘сверху’); бел., рус., укр. верх;
    Згоржельский (Zgorzelski < zgorzeć ‘сгореть’);
    Комисаржевский (Komisarzewski < komisarz ‘комиссар’); Корженевский (Korzeniewski < korzeń ‘корень’); бел. корань, рус. корень, укр. корінь;
    Оржеховский (Orzechowski < orzech ‘орех’); бел. арэх, рус. орех, укр. оріх;
    Пестржецкий (Piestrzecki < pstry ‘пёстрый’), вставное е после р могло быть результатом русификации;
    Петржак, Петржик (Pietrzak, Pietrzyk, ум. от Piotr ‘Пётр’);
    Погоржельский (Pogorzelski < pogorzeć ‘погореть’); бел. Пагарэльскі, рус. Погорелов, укр. Погорельський;
    Скржипковский (Skrzypkowski < собир. skrzypki ‘скрипки’); бел. скрыпка, рус. скрипка, укр. скрипка;
    Тхоржевский ( Tchorzewski < tchórz ‘хорь’); бел. тхор, др.-рус. тхорь;
    Токаржевич (Tokarzewicz < tokarz ‘токарь’); бел. токар.

    Все фамилии, начинающиеся с Пржи- (эквивалент русского При-), польского происхождения как, например:

    Пржибыльский ( Przybylski)
    Пржибыловский (Przybyłowski)
    Пржибытек (Przybytek)

    В фамилии Дзержинский (Dzierżyński) содержится не палатализованное р, а сочетание р+ж (в польском написании ). Корень тот же самый, что и в русском держать. Эта фамилия может быть как польского, так и белорусского происхождения.

    В редких случаях польское rz передается не рж, а рш или просто ш. Примеры:

    Кршивицкий (Krzywicki < krzywy ‘кривой’ или krzywicz ‘кривич’); чаще эта фамилия в русской форме передается как Крживицкий; бел. Крывіцкі, укр. Кривицький;
    Кшеменецкий (Krzemieniecki < krzemień ‘кремень’); бел. Крамянецкі, укр. Кременецький;
    Кшесинский (Krzesiński, связано с корнем krzes- ‘высекать огонь’; существует также форма Кржесинский); рус. кресать;
    Пшибышевский (Przybyszewski < przybysz ‘прибывший’); известна также форма Пржибышевский.
  2. Белорусские, русские, украинские оро, оло и ере между согласными параллельны польским ro, ło и rze (< re):
    Бржезицкий, Бржезинский (Brzezicki, Brzeziński < brzez-/brzoz- ‘берёза’); бел. бяроза, укр. береза
    Гловацкий, Гловинский (Głowacki, Głowiński < głowa ‘голова’)
    Гродзинский (Grodziński < gród ‘город’); бел. горад, рус., укр. город
    Држевецкий (Drzewiecki < drzewo ‘дерево’); бел. дрэва, укр. дерево
    Заблоцкий (Zabłocki < za ‘за’ + błoto ‘болото’); бел. Забалоцкі, рус. Заболоцкий, укр. Заболоцький
    Клоссовский (Kłossowski < kłos ‘колос’); о двойном сс см. ниже
    Млодзеевский (Młodziejewski < młody ‘молодой’)
    Навроцкий ( Nawrocki < nawrócić ‘возвратить’); бел. ворат-, рус., укр. эквивалент этого корня — ворот-

    Иногда ro становится (фонетически ru), как например:

    Врубель, Врублевский (Wróbel, Wróblewski < wróbel ‘воробей’); рус. эквивалент имеет другой суффикс: воробей

    Многочисленны фамилии на Прже- (русский эквивалент Пере- ‘через, сверх’):

    Пржебыльский (Przebylski)
    Пржевальский (Przewalski, фамилия украинского происхождения, подвергшаяся полонизации в XVI в., согласно семейной легенде)
    Пржездзецкий (Przeździecki)

    Начальный слог Prze- нередко передается как Пше-, что ближе к польскому произношению:

    Пшебельский (Przebielski)
    Пшежецкий (Przerzecki < przez + rzeka ‘река’); носитель этой фамилии, очевидно, пытался сохранить исконно польское произношение
    Пшеменский (Przemieński)
    Пшерадский (Przeradzki)

    В определенных условиях rze может также выступать как rzo:

    Бржозовский (Brzozowski < brzoza ‘берёза’)
    Вржос, Вржосек (Wrzos, Wrzosek < wrzos ‘вереск’)
  3. В некоторых случаях польское -ar- соответствует белорусскому, русскому, украинскому -ер/-ор и польское -łu- — белорусскому -оў-, русскому -ол-, и украинскому -ов- (произносимому как -оу-). Примеры:
    Длужевский, Длугоборский, Длуголенцкий (Dłużewski, Długoborski, Długołęcki < długi ‘долгий’); бел. доўгі, укр. довгий
    Твардовский (Twardowski < twardy ‘твёрдый’); бел. цьвёрды, укр. твердий
    Тлустовский (Tłustowski < tłusty ‘толстый’); бел. тоўсты, укр. товстий
    Чарнецкий (Czarnecki < czarny ‘чёрный’); бел. чорны, укр. чорний
    Чарторыйский (Czartoryski < Czartorysk, топоним); русский эквивалент первой части Черт-
  4. Русские и украинские т и д в польском, в результате палатализации, предстают как c и dz соответственно. Поскольку та же палатализация имеет место и в белорусском, представляется затруднительным определить происхождение фамилий, содержащих этот признак.

    Следующие фамилии могут быть определены и как польские, и как белорусские:

    Грудзинский (пол. Grudziński, бел. Грудзінскі < пол. gruda, бел. груда ‘груда’);
    Квецинский (пол. Kwieciński, бел. Квяцінскі < пол. kwiat-/kwiet-, бел. квет-/квят- ‘цветок’);
    Марцинковский (пол. Marcinkowski, бел. Марцінкоўскі < Marcin ‘Мартин’);
    Мацеевский (пол. Maciejewski, бел. Маціеўскі < пол. Maciej, бел. Мацей ‘Матвей’);
    Радзинский (пол. Radziński, бел. Радзінскі < пол. radzić, бел. радзіць ‘советовать’); укр. радити;
    Ягодзинский (пол. Jagodziński, бел. Ягадзінскі < пол. jagoda, бел. ягада ‘ягода’)

    Чтобы доказать польское происхождение таких фамилий, необходимо найти дополнительные, явно польские признаки, как например:

    Недзведзкий, Недзвецкий (пол. Niedźwiedzki < niedźwiedź ‘медведь’). В белорусском "медведь" — "мядзьведзь" и соответствующая фамилия будет Мядзьведзкі, русифицированная в Медзведзкий и далее в Медведский;
    Цемнолонский (пол. Ciemnołąski < ciemny ‘тёмный’ + łąk ‘луг’). Белорусский эквивалент не содержит носового звука и будет выглядеть как Цемналуцкі или Цемналускі.
  5. В польском сохранились старые носовые гласные ǫ и ę, передаваемые на письме как ą и ę. В русифицированных фамилиях носовые гласные обычно передаются сочетанием гласного среднего подъёма (а, о, е) и носового согласного (н или м). Этимологически связанные белорусские, русские или украинские фамилии на месте польских носовых гласных показывают у или я/а. Примеры:
    Генсиорский (Gęsiorski < gęsior ‘гусак’);
    Зайончковский, Заянчковский, Заюнчковский (Zajączkowski < zając ‘заяц’);
    Заремба (zaręba ‘зарубка’);
    Кендзерский (Kędzierski < kędzior ‘локон’);
    Менжинский (Mężyński, произв. от mąż, род.п. męża ‘муж’);
    Пионтковский (Piątkowski < piątka ‘пятёрка’ или piątek ‘пятница’); бел. и укр. русифицированный эквивалент — Пятковский;
    Порембский (Porębski < poręba ‘засека’); рус. поруб-;
    Ржондковский (Rządkowski < rząd ‘ряд’);
    Свенторжецкий (Świętorzecki < święta ‘святая’ + rzeka ‘река’);
    Тенчинский (Tęczyński < tęcza ‘радуга’);
    Ционглинский (Ciągliński, основанное на старом причастии на -l- глагола ciągnąć ‘тянуть’); рус. корень будет тягл-.

    В некоторых польских фамилиях представлены вторичные носовые звуки, например:

    Ендржеевич, Ендржеевский (Jędrzejewicz, Jędrzejewski < Jędrzej ‘Андрей’)
  6. В некоторых позициях изначальная ѣ (ять) в польском переходит в a (на письме -ia или a). Соответствующие звуки передаются в белорусском как е/я, в русском как е, в украинском как і. В русифицированных польских фамилиях обычно представлено я/а. Примеры:
    Бялковский (Białkowski < biały ‘белый’); бел. Бялкоўскі, укр. Білковський;
    Квятковский (Kwietkowski < kwiat ‘цвет’); бел. Квяткоўскі, укр. Квітковський;
    Невяровский (Niewiarowski < nie + wiara ‘вера’); бел. Невяроўскі, укр. Невіровський;
    Пясецкий (Piasecki < piasek ‘песок’); бел. Пясецкі;
    Уяздовский (Ujązdowski < ujazd ‘общинный выгон’), бел. Уяздоўскі.

    Очень редко польское іа транскрибируется в русском как иа, например:

    Пианович (Pianowicz < piana ‘пена’)
  7. В некоторых позициях изначальное е в польском давало о (на письме io или o). Такое развитие не было свойственно западнославянским языкам, которые в тех же позициях сохранили е. В русифицированных польских фамилиях обычно выступает ио/о. Русское написание ио, представляющее два гласных — и и о — искажает изначальное польское произношение, в соответствии с которым і в іо не произносилось, а служило только тому, чтобы обозначить мягкость предшествующего согласного. Примеры:
    Клионовский (Kłonowski < kłon ‘клён’; после ł польская орфография допускает написание только о, но не іо; следовательно, написание Клионовский — любопытный гибрид русификации и гиперполонизации);
    Миодушевский (Mioduszewski < miód ‘мёд’);
    Пиорковский (Piórkowski < pióro, piórko ‘перо, пёрышко’);
    Пиотрович, Пиотровский (Piotrowicz, Piotrowski < Piotr ‘Пётр’);
    Пиотух, Пиотухович (Piotuch, Piotuchowicz); любопытный пример фамилии, построенной на искусственно полонизированном русском слове "петух"; польское слово для обозначения "петуха" — kogut; белорусское — певень; украинское — півень; кроме того, если бы это слово существовало в польском, оно писалось бы как piatuch, а не piotuch;
    Циолковский (Ciołkowski < ciołek ‘телёнок’); бел. цялок.
  8. В некоторых случаях польское ó (произносимое как u) соответствует белорусскому а/о, русскому, украинскому о, как например:
    Гурский, Нагурский, Подгурский (Górski, Nagórski, Podgórski < góra ‘гора’); бел. гара, укр. гора.
  9. среди представителей шляхетского сословия для придания "ординарной" фамилии необычности формы и звучания использовался любопытный приём, состоящий в удвоении согласного. Обычно удваивались согласные s, l, p и t. В большинстве случаев это явление наблюдается в полонизированных белорусских и украинских фамилиях. Примеры:
    Клоссовский (Kłossowski < kłos ‘колос’); бел. колас, укр. колос;
    Козелл (Koziełł < kozieł ‘козёл’);
    Коссинский, Коссович, Коссовский (Kosiński, Kossowicz, Kossowski < kosy ‘ко́сы, косо́й’);
    Крассовский (Krassowski < krasa ‘краса, красота’);
    Оссовский (Ossowski < osa, osowa ‘оса, осиная’).

Удвоение согласных как феномен модной полонизации часто встречается в белорусских фамилиях на -ла и украинских фамилиях на -ло, которые в преображённом виде оканчиваются на -лло, как например:

Бирилло
Гаврилло
Данилло
Курылло
Похилло
Рылло
Струмилло
Сутилло
Шипилло

Даже фамилия с удвоенным лКозелл — может стать Козелло. Подобное явление наблюдается и с фамилиями балтского происхождения на -ла > -лло.

Лаппо < бел. лапа;
Лопатто < бел. лопат ‘лепет’;
Пиотух также появляется и как Пиоттух;
Фортунатто (< крестильное имя Фортунат) даёт очевидный пример подобного процесса.

Конечно, русифицированные фамилии, в которых прослеживаются характерные польские фонетические особенности, — это не только фамилии польского происхождения. В русской ономастике встречаются также многие другие фамилии, которые по лексическим или историческим признакам считаются польскими, нередко ошибочно.

Можно привести некоторые хорошо известные примеры:

Винярский (Winiarski < winiarz ‘винодел’, может иметь еврейское происхождение);
Драгомиров: эта полностью русифицированная фамилия, которая, вероятно, образована в XVIII в. от пол. Dragomirecki, может и не быть исконно польской по происхождению;
Лещинский (Leszczyński < пол. leszczyna, бел. ляшчына ‘ореховое дерево’);
Полонский (Połoński < бел. палонка ‘полынья’);
Яблонский, Яблоновский (Jabłoński, Jabłonowski < пол. jabłoń, бел. ябланя ‘яблоня’).

Библиография

  1. B.O. Unbegaun "Russian Surnames" Oxford University Press, London, 1972